Вы здесь

«Взрывной» дом сомнительной аварийности

С мая по июль 2013 года новостные сайты Саратова пестрели сообщениями о ветеране боевых действий, инвалиде-колясочнике Владимире Емельянове. Незрячий инвалид проводил пикеты около областного правительства и прокуратуры с различными требованиями. Кроме средств реабилитации, положенных ему по закону, Емельянов требовал наложить запрет на утилизацию боеприпасов на полигоне «Широкий Карамыш» вблизи села Поповка. По его словам, регулярные взрывы привели его жилище в аварийное состояние. Промежуточным результатом пикетирования стало задержание инвалида сотрудниками полиции, сопровождавшееся нанесением ему телесных повреждений. Случившееся получило широкую огласку в прессе, а Емельянов продолжил пикетирование. Скандал удалось погасить только тогда, когда жилищные требования ветерана удовлетворили, забыв при этом, что в разрушающемся доме он жил не один.

Соседом Емельянова была многодетная семья Мананковых, которые в отличие от ветерана-инвалида были лишены бойцовских качеств. Мананковы не стали вгрызаться в глотку власти, шантажируя чиновников протестными действиями, а решили пойти путем письменного взывания к совести и разуму властей.

Московское чудо инвалида-колясочника

За безобидным термином «утилизация» боеприпасов скрывается их уничтожение путем подрыва. Считается, что это самый дешевый способ ликвидации. Он и в самом деле наиболее дешевый, если взрывать в пустынной местности. В противном случае подрыв, приводит к ущербу зданиям, расположенным поблизости.

Мощные взрывы, сотрясавшие Поповку в 2013 году, не прошли бесследно для жилого фонда и общественных зданий. Как рассказал Емельянов ЦЖР «Медиаликс 64», в селе нет ни одного строения, которое не пострадало бы в той или иной степени. Жители фиксировали нервные расстройства у детей, а гуманизм военных не простерся дальше того, чтобы воздержаться от уничтожения боеприпасов во время тихого часа в детсаду Поповки. Люди жили в условиях прифронтовой полосы, а сходы граждан в селе с требованием прекратить военно-полевые безобразия были регулярными.

К решению проблемы жителей села включилась депутат Государственной думы Ольга Баталина, которая направила на имя тогдашнего министра обороны официальный запрос. В нем парламентарий указывала на то, что «производимые взрывы боеприпасов сопровождаются массовыми жалобами жителей, вплоть до стихийных сходов и угрозы перекрытия федеральных трасс».

«В своих обращениях жители указывают на то, что в результате данных действий на полигоне происходят разрушения жилых домов, появляются трещины в стенах, нарушается целостность кровли. Отмечены разрушения объектов социальной сферы, таких как поселковый детский сад, больница и дом культуры. Также значительно снизился уровень воды в колодцах и родниках, что может повлечь за собой серьезные проблемы коммунально-бытового характера. Имеются подтверждения о нарушениях служащими полигона норм безопасности при проведении подрывов. Возобновление подрывов серьезно обострило социальную обстановку в Саратовском районе», - отмечалось в письме Баталиной, которая просила министра «дать указание пересмотреть порядок использования полигона».

Собственно в момент взрыва происходило землетрясение, на которое жилье в Поповке было не рассчитано. Дом 2/2 по Березовому переулку стоит на краю села и обращен к полигону, поэтому он и пострадал больше других. Жилое строение на две семьи построено сравнительно недавно - в 1992 году, и, если бы не взрывы, оставалось бы в целости и сохранности. Однако в результате утилизации боеприпасов, затеянной в непосредственной близости от населенного пункта, в доме появились серьезные конструктивные нарушения.

Требования Емельянова сводились к тому, чтобы власти устранили эти нарушения. Предел терпения ветерана настал, когда он получил сотрясение мозга от отвалившегося с потолка куска бетона. По словам инвалида, у него дома перебывала значительная часть правительства Саратовской области, которые знакомились с его жилищными условиями, в результате чего было принято решение провести капитальный ремонт. Однако вместо него в квартире Емельянова всего лишь закрепили стальную полосу поперек потолочной трещины. Трещины продолжали увеличиваться, и тогда возмущенный жилец провел серию пикетов. Апогеем его правозащитной деятельности стал визит в Москву для встречи с главой правительства РФ. Вместо Дмитрия Медведева визитера приняли сотрудники его аппарата. И тем не менее Емельянов в течение дня стоял у Белого дома с одиночным пикетом. После этого из недр федерального кабмина в Саратов ушло письмо, которое коренным образом изменило позицию областных властей.

Чтобы решить проблему, руководство администрации Саратовского района применило схему, потребовавшую, по-видимому, привлечения спонсорских средств. Жилье у Емельянова выкупило некое физическое лицо. При этом ветеран получил за свою квартиру рыночную цену (как если бы она была в нормальном состоянии). Потом этот неведомый благодетель сделал капитальный ремонт и продал квартиру районной администрации, которая включила ее в специализированный муниципальный жилфонд. Выкупить сразу у Емельянова квартиру за счет бюджетных средств возможности не было, так как покупать жилье, нуждающееся в капремонте за счет муниципалитета, запрещено. На вырученные деньги инвалид-колясочник купил себе новое жилье и перестал докучать властям своими требованиями и устраивать скандалы.

Описанная ситуация может показаться фантастической. Ведь проще поверить, что чиновники всеми способами будут отбиваться от решения проблем граждан, чем пойдут на уловки и выйдут за рамки полномочий, чтобы кому то помочь. Тем не менее, строгий окрик из столицы оказался способен сотворить чудо в селе, расположенном за сотни километров от Москвы.

«Пишите письма!..»

От переселения Емельяновых дом, в котором они проживали, крепче не стал, а многодетная семья Мананковых, состоящая из пяти человек, трое из которых малолетние дети, осталась на своем месте - в стремительно разрушающемся доме. Качество ремонта можно оценить по фотографии, сделанной в августе 2016 года. На фото №13 изображен тот фрагмент потолка, с которого выпал кусок бетона на голову Емельянову. Эта дыра сквозная, через нее можно увидеть небо.  По утверждению Мананкова, щели в стене между квартирами тоже сквозные.

Не обладающие пассионарностью бывшего соседа Мананковы решили идти путем переписки с официальными органами, документирования фактов и доказывания законности своих требований. Тем более что их опасения за судьбу дома и свою собственную жизнь основываются на наблюдениях за растущими трещинами и на заключении экспертизы.

Обратимся к мнению эксперта: «Специалистами ООО «Каркас» при проведении визуального обследования стен выявлено разрушение несущей стены над дверным проемом по месту опирания плит перекрытия с образованием сквозных диагональных трещин с раскрытием 5 мм. Это, согласно заключению, вызывает аварийное состояние, участка стены, которое «может привести к непредсказуемому обрушению железобетонных плит перекрытия первого этажа». То есть специалист не решился предсказать, когда плиты перекрытия обрушатся на головы жильцов. Может, через три года, а может, завтра. Тем не менее, эксперт делает вывод, что дом нуждается, по меньшей мере, в капитальном ремонте.

В конце декабря 2016 года Мананковы обратились в администрацию Саратовского района с заявлением о признании их дома непригодным для проживания, аварийным и подлежащим сносу. В январе 2017 года состоялось заседание межведомственной комиссии по рассмотрению данного вопроса. Примечательно, что самих Мананковых на это заседание не пригласили. Позже, когда они пытались обжаловать этот факт, в администрации заявили, что, оказывается, их уведомили о месте и времени проведения заседания телефонограммой. В доказательство был приложен журнал телефонограмм, но глава семейства Василий Мананков утверждает, что звонок из администрации накануне проведения мероприятия действительно поступал, но о месте проведения заседания его не уведомляли.

Заседание комиссии состоялось 18 января 2017 года, и на нем единогласно было принято решение о соответствии жилья «требованиям, предъявляемым к жилому помещению, и его пригодности для проживания». Попытки жаловаться в прокуратуру ни к чему не привели: районное представительство надзорного органа прислало отписку со стандартной рекомендацией обращаться в суд.

Нежелание местных властей разбираться в ситуации с домом вполне объяснимо. В том, что ущерб жилому и нежилому фонду Поповки был нанесен, не сомневается даже руководство администрации Саратовского района. Ущерб зданиям в селах вокруг полигона в период утилизации боеприпасов фиксировали не только жители. С 2010 по 2013 годы в неоднократных обращениях главы администрации Рыбушанского МО, на территории которого расположен полигон, к председателю комитета охраны окружающей среды и природопользования Дмитрию Соколову и военному прокурору Саратовского гарнизона Роману Коновалову отмечалось, что в результате подрыва боеприпасов «нарушается режим проживания местных жителей, происходит деформация несущих конструкций, лопаются и вылетают стекла в окнах жилых помещений, зданий объектов социальной сферы (школы, детские сады)». Эти обращения подписаны прежним главой Рыбушанского МО Леонидом Патраковым.


Глава Саратовского района Иван Бабошкин

Нынешний глава района Иван Бабошкин, как только занял должность, был вынужден решать проблему с бунтующим Емельяновым. Как опытный чиновник, он понимал, что искать справедливости в этой проблеме означает фактически никогда ее не решить.

Администрация Саратовского района предоставила в распоряжение нашей редакции экспертное заключение, вынесенное экспертом 25 октября 2013 года по квартире Емельянова. Вывод эксперта гласит: «Принимая во внимание вышеизложенное, считаю, что повреждения в несущих и ненесущих конструкциях панельного одноэтажного двухквартирного жилого дома и отдельно стоящего гаража расположенных по адресу: Березовый пер., дом 2, пос. Поповка, Саратовского района, Саратовской области по своему характеру образования не могли быть вызваны проводившимися стрельбами на учебном полигоне, расположенном на территории Саратовского района Саратовской области, а являются следствием многочисленных нарушений строительных норм и правил при их строительстве (гараж), или последующей реконструкции (жилой дом)». Следует отметить, что эту экспертизу проводил специалист Сергей Семенов, работающий старшим инженером в отделе строительства спецобъектов регионального Управления заказчика капстроительства ЦВО ФКП «УЗКС» МО РФ, то есть являлся сотрудником ведомственного предприятия минобороны.

С таким заключением да еще подкрепленным административным ресурсом МО РФ всем искателям справедливости придется - по точному определению гаранта Конституции России - «в судах пыль глотать».

Представляется, что решение жилищной проблемы Емельянова произошло так быстро, что последовал окрик из Москвы. На то, что районные власти осознают, что дом 2/2 по Березовому переулку аварийное, косвенно указывает тот факт, что квартира Емельянова не была выкуплена у него непосредственно администрацией, а применялась схема с посредником. Вероятно, если бы не Емельянов, учительнице, получившей в итоге его бывшую квартиру, пришлось бы еще долго ждать жилье.

Мананковы уже обратились в суд с иском к администрации района о признании дома аварийным. Однако шансы на его удовлетворение представляются весьма сомнительными. Добиться справедливости и получить компенсацию с министерства обороны, как истинного виновника сложившейся ситуации, - это вообще сюжет скорее для фантастического романа, чем для повседневных реалий. Наиболее реалистичный путь для переселения в безопасное жилье для многодетной семьи - это взять пример со своего беспокойного соседа. Переселение Емельянова, хотя и было абсолютно справедливым актом, произошло не на основании закона, а как следствие его протестных акций. Вот и Мананковым, по-видимому, прежде чем достичь справедливости, необходимо будет сначала получить инвалидности и пикетировать Белый дом.