Вы здесь

Философ, писатель
13 апреля 2018 - 12:31 Просмотров: 82

Неоконченная пьеса для ядерного пианино

Последнее время на международной арене разыгрывается очень странный и страшненький спектакль. Он уже идет, но пьесу для него все еще пишут, пишут сразу несколько авторов, пишут на разных языках, и не зная замыслов друг друга.

Все в лучших традициях классического триллера, но с элементами постмодернистского абсурда. Есть войны и битвы, но зрителей то уверяют, что их вовсе нет, то радостно сообщают, что в них достигнута окончательная победа, хотя и непонятно чья.

Есть отравления, жертвы и злодеи-отравители, но неизвестно сколько-чего-как-чем-кто, и вообще, не отравили ли жертвы себя сами. Есть эсминцы с авианосцами, но напоминающие картонные декорации. Есть не взлетевшие, но уже сбитые ракеты. Есть кружащие непонятно где бомбардировщики. Есть угрожающие всему миру ядерным оружием супермены и супервумен, но какие-то нерешительные - замахиваются бить, а потом «неугодно ли все же подружиться?»

Есть забавные персоны, которые время от времени вылезают на сцену с нелепыми действиями и дурацкими речами, подпускают пара с туманом и превращают трагедию в фарс.

И все всё время врут, всех и всё запутывают, стремясь переврать всех остальных лжецов и победить хотя бы в этом.

Спектакль многоплановый - на российской части сцены для пущей неразберихи закрывают «Телеграм»; вводят закон о блокировке социальных сетей; проводят показательные аресты и суды над теми, кто мог бы играть на другой стороне; назначают тех, кто только что был снят за провинности с государственных должностей, на еще более высокие.

И, как водится во всякой пьесе абсурда, самой интересной частью спектакля является публика. Вернее, несколько публик, по-разному видящих происходящее. При этом часть российской публики смотрит этот спектакль по телевизору, ничего ни в чем не понимает, но свято верит каждому слову российского супермена и твердо знает, что, случись ядерная война, мы непременно победим, а погибнут только враги.

Часть куда больше озабочена подмосковными химическими атаками и плевать хотела на сирийские. А большая часть плевать хотела вообще на всё и уже стремится душой и телом на родные огороды, совершено не помышляя о ждущих их асфоделевых лугах.

И все это на фоне непрекращающихся пожаров, затоплений, постоянных крушений всего чего только возможно, нескончаемой весенней распутицы под звон пасхальных колоколов и схождение благодатного огня.

Словом, сплошной апокалипсис, хотя всего-навсего очередной и локальный. Но спектакль душещипательный и веселый, хотя, конечно, и вызывает зубовный скрежет.

А знаете, кто самый страшный, леденящей душу персонаж? Племянница Скрипаля, настырно лезущая проведать свою кузину. Ее дьявольская настойчивость и лицемерие бабы Яги, стучащей в дом к деткам, чреваты ожиданием - когда же у нее, наконец, вырастут клыки и отрастут когти?

Посмотрим, чем всё это кончится. Но, по закону жанра, пьеса абсурда обычно заканчивается ничем.