Вы здесь

«Главный крышеватель» Володина

Куда уходила прибыль ГУП «Сартехинвентаризация» за 2015-2016 годы? Может ли убыточное предприятие оказывать щедрую благотворительную помощь на суммы, исчисляемые миллионами рублей, в ущерб своим сотрудникам? Почему на все это закрывал глаза Олег Галкин, будучи министром - председателем комитета инвестиционной политики и имущественных отношений региона?

На эти вопросы уже частично дала ответы прокуратура Саратовской области, о чем ранее сообщал ЦЖР «Медиаликс 64». Однако некоторые вопросы остались, но на них член областного правительства отвечать не спешит.

Володин ушел, а вопросы остались

Напомним, в ходе прокурорской ревизии было установлено, что ГУП «Сартехинвентаризация» имеет задолженность по заработной плате за апрель, май и июль 2017 года перед 252 работниками на общую сумму 6,4 миллиона рублей. При этом до накопления задолженности предприятие заключило (по согласованию с учредителем - областным КУИ) два договора благотворительного пожертвования на общую сумму 7,6 миллиона рублей.

«Несмотря на понесенные ГУП «Сартехинвентаризация» в 2015-2016 годах убытки, собственником унитарного предприятия не только не предприняты меры по предупреждению финансовой неустойчивости организации, но и выведена прибыль предприятия в пользу третьих лиц», - говорилось в официальном сообщении прокуратуры области.

Стоит отметить, что именно в это время - с марта 2014 по август 2016 года - директором предприятия был депутат облдумы, единоросс Виктор Володин. Однако оправдываться за допущенные огрехи и исправлять их пришлось не ему.

Предостережение о недопустимости нарушений трудового законодательства РФ и доведения до банкротства «Сартехинвентаризации» зампрокурора области объявил министру - председателю КУИ Олегу Галкину. Штраф за невыплату зарплаты наложили на и.о. руководителя предприятия Андрея Визгалова, занявшего эту должность в июне 2017 года. В результате попранные права работников были полностью восстановлены.

Однако тема не была закрыта. История убыточного, но щедрого ГУПа дошла до Ивана Урганта, который в своей авторской передаче пошутил по этому поводу. Такого учредитель предприятия стерпеть не смог и разразился комментарием (его, в частности, опубликовало ИА «СарБК»): «Благотворительная помощь оказана предприятием в середине 2015 года. Ухудшение финансовых показателей на предприятии стали наблюдаться с конца 2016 года. Таким образом, оказанная благотворительная помощь и ухудшение экономического положения не связаны и разделены полуторогодовым временным интервалом».

Что же до всего остального, то главным виновником финансовой неустойчивости ГУПа был объявлен не человеческий фактор в лице депутата Володина и министра Галкина, а проклятая конкуренция.

«С 2016 года в связи с изменением действующего законодательства на рынке услуг, оказываемых предприятием, возросла конкурентность. Аналогичные услуги стали оказывать не только крупные предприятия, но и субъекты малого и среднего предпринимательства, которые более мобильны в принимаемых решениях. Потеря части заказчиков стала отражаться на финансовых показателях предприятия», - говорилось в комментарии главы областного КУИ.

Некоторые претензии у галкинского комитета были и к руководству ГУП «Сартехинвентаризация»: «Руководство (преемник Виктора Володина Павел Порывкин – прим. ред.) не смогло перестроиться на новый механизм управления. <…> Комитет как учредитель в июне 2017 года принял меры по смене руководства. В течение трех последних месяцев новым руководителем предприняты шаги по выходу предприятия из сложившейся ситуации».

Казалось бы, все - точка. Но саратовские журналисты не спешат закрывать эту тему - слишком много в ней осталось невыясненного.

Особенности предновогодней ревизии

Наши коллеги из ИА «Стройсар» обратились с официальным редакционным запросом к Олегу Галкину. Поставленные журналистами вопросы касались нарушений в деятельности предприятия за период руководства им Виктором Володиным, а также других сведений, которые еще не стали достоянием общественности. В частности, были заданы такие вопросы:

- Соответствует ли действительности информация, что в период 2013-2017 годов ГУП «Сартехинвентаризация» заключило договор на предоставление автомобиля для служебных нужд с родственником/фирмой родственника директора ГУП «Сартехинвентаризация» Виктора Володина? Информировалась ли о данном факте прокуратура? Какие меры были предприняты в связи с данным нарушением?

- Какую спонсорскую и благотворительную помощь оказывало ГУП «Сартехинвентаризация» в период 2013-2017 годов, каким организациям и в каком объеме?

Ответ, полученный «Стройсаром» (его подписал министр инвестиционной политики и имущественных отношений Саратовской области Олег Галкин), был, по меньшей мере, странным. На четырех с половиной страницах текста интересующей журналистов информации не было обнаружено. Зато имелась масса сведений о том, что проверки финансово-хозяйственной деятельности ГУП «Сартехинвентаризация» проводились ежегодно с 2013 года по 2016 год, и комитет даже находил в деятельности предприятия нарушения, но они были настолько незначительными, что серьезные оргвыводы по ним делать и не стоило.

Например, в 2013 году контролеры обратили внимание на неправильное ведение инвентарных карточек учета объектов основных средств, несвоевременность оформления ряда документов и несоответствие устава ГУПа положениям действующего законодательства. Руководителю предприятия предписали принять меры по устранению выявленных нарушений. В 2014 году директору «Сартехинвентаризации» было предписано ровно то же самое. Правда, нарушения были посерьезнее - несоблюдение порядка перечисления в облбюджет части прибыли, остающейся после уплаты налогов и иных обязательных платежей. Не исключено, что именно тогда и был запущен процесс «выведения прибыли в пользу третьих лиц», которое потом выявила прокуратура. Кстати, на момент данной проверки ГУПом уже более двух месяцев руководил Виктор Володин.


Экс-депутат Саратовской облдумы Виктор Володин

Те же проблемы с перечислением прибыли в региональную казну ревизоры зафиксировали прямо перед праздником Нового года - 31 декабря 2015 года (именно такая дата стоит на акте проверки). Ряд других огрехов можно причислить к банальным нарушениям учета и контроля. Вместе с тем выяснилось, что руководство предприятия не принимает мер по взысканию дебиторской задолженности, а просроченную «дебиторку» попросту списывает. Кроме того, в ГУПе имелся беспорядок в ведении счетов, товарных чеков, выдачи наличных денег под отчет работникам. И вот за все это, как говорится в ответе КУИ на журналистский запрос, «руководителю предприятия предписано принять меры по устранению выявленных замечаний и нарушений». Видимо, проверяющие не захотели портить настроение Виктору Володину в канун Нового года, поэтому сжалились над ним и отправились отмечать праздник.

В декабре 2016 года о неправильном перечислении прибыли речь уже не шла. Да и руководил ГУПом совсем другой человек - Павел Порывкин (он потом и стал козлом отпущения за выявленные прокуратурой нарушения). Большая часть «нарытых» контролерами нареканий касалась неправильного оформления трудовых договоров. Кроме того, имели место «несоблюдение порядков учета и списания основных средств предприятия, использования областного имущества, заключения предприятием договоров возмездного оказания услуг». Казалось бы, ничего особенного. Однако на сей раз представители КУИ предписанием не ограничились - о результатах проверки им пришлось уведомить прокуратуру Волжского района Саратова (по ее же запросу).

Коммерческие тайны тандема Галкин-Володин

Подробно расписанная история проверок дает немало пищи для размышлений и соответствующих выводов. Правда, журналистам всегда хочется большей открытости и прозрачности в финансово-хозяйственной деятельности предприятий, существующих в том числе за счет налогоплательщиков. Но у министра Галкина, похоже, совсем иная задача.

Во всяком случае, на свои вполне конкретные вопросы, касающихся аренды автомобиля у аффилированных Володину лиц и объектах благотворительности госпредприятия, ИА «Стройсар» получил вежливый отказ в предоставлении информации с отсылкой к ряду норм законодательства.

«Информации о соответствии действительности заключения договора на предоставление автомобиля для служебных целей предприятия не относится к информации о деятельности государственного органа, а носит оценочный характер, в связи с чем предоставлено быть не может», - говорилось в ответе Галкина.

Что же касается сумм и объектов благотворительности ГУП «Сартехинвентаризация», то эти данные в министерстве причислили к коммерческой тайне и наотрез отказались их предоставлять.

«В силу пунктов 1, 3 статьи 13 федерального закона от 29.07.2004 № 98-ФЗ «О коммерческой тайне» органы государственной власти обязаны создать условия, обеспечивающие охрану конфиденциальности информации, предоставленной ими юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями, и несут ответственность за ее распространение», - оправдывает свой отказ министр.

Правовой ликбез для Галкина

Даже поверхностное знакомство с правовыми нормами, регулирующими предоставление информации СМИ, дают основание заподозрить члена областного правительства как минимум в лукавстве, а как максимум - в крышевании своего подопечного. С учетом этого наша редакция решила самостоятельно проанализировать доводы, содержащиеся в министерской отписке, полученной нашими коллегами.

В общем и целом в нарушение требований статей 38, 39 федерального закона «О средствах массовой информации» в ответе министерства инвестиционной политики и имущественных отношений не дана информация по всем вопросам, указанным в запросе редакции «Стройсара».

Данные о результатах проверочных мероприятий в период в с 2013 по 2016 год приведены были, однако министерство не сообщило о том, направлялись ли сведения по выявленным нарушениям финансово-хозяйственной деятельности в органы прокуратуры (за исключением последней ревизии, итоги которой были запрошены надзорным органом). Также не указаны сведения о мерах юридической ответственности в отношении руководства ГУП «Сартехинвентаризация» по выявленным нарушениям, в частности, взыскан ли с виновных ущерб, причиненный предприятию, и привлечены ли они к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности.

Кроме того, в нарушение указанных выше статей закона «О СМИ» в ответе министерства не была дана информация о заключении ГУП «Сартехинвентаризация» договора на предоставление автомобиля для служебных нужд с родственником/фирмой родственника директора ГУП «Сартехинвентаризация» в 2013-2017 годах. В обоснование отказа в предоставлении информации Олег Галкин сослался на положения статей 1, 2, 20 ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления». На основе пространного анализа правового документа чиновник сделал вывод о том, что данные о заключении договора на аренду авто являются сведениями об оценке руководством министерства действительности факта заключения договора.

Министерством неверно применены нормы права, поскольку запрос о соответствии действительности информации о заключении договора предполагает предоставление подтверждения или опровержения юридического факта - заключения договора. Вопрос о правовой оценке его действительности либо законности редакцией «Стройсара» в запросе не ставился, более того, подобная оценка и принятие законного решения по ее результатам вообще не отнесены к полномочиям министерства.

Такое толкование положений законов «О СМИ» и «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» позволяет практически любую запрашиваемую информацию отнести к сведениям, требующим оценки, и необоснованно отказывать журналистам в ее предоставлении.

Олег Галкин также указал на принцип самостоятельности хозяйственной деятельности, установленный Гражданским кодексом РФ, в отношении ГУП «Сартехинвентаризация». Но при этом министр не учел, что коммерческие организации, созданные в форме ГУПов при заключении гражданских договоров, в особенности, в рамках которых осуществляется расходование средств, попадают под регулирование ФЗ-44 «О контрактной системе…» либо ФЗ-223 «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц». Общие принципы данных законодательных актов устанавливают правило, что заключение договоров, контрактов, в том числе по аренде транспортных средств, осуществляется через открытые публичные торги с включением закупки в план-график размещения заказов, а сведений о самом контракте - в единую информационную систему о размещении заказов.

Таким образом, сам принцип свободы заключения договора в гражданских правоотношениях для ГУП «Сартехинвентаризация» применяется с учетом правил, установленных законодательством о закупках, о чем министерство упомянуть забыло.

Более того, статья 1 закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» относит к сведениям о деятельности государственного органа и информацию, созданную организациями, подведомственными государственному органу. Поэтому такие данные не только могли, но и должны были быть предоставлена министерством по запросу редакции.

Информацию о спонсорской и благотворительной помощи, оказанной ГУП «Сартехинвентаризация» в 2013-2017 годах, министерство и вовсе предоставлять отказалось, апеллируя к ФЗ «О коммерческой тайне». Между тем данный федеральный закон устанавливает перечень данных, которые не могут быть «засекречены», в частности, о составе имущества ГУПа или МУПа, государственного учреждения и об использовании ими средств соответствующих бюджетов, сведения, обязательность раскрытия которых или недопустимость ограничения доступа к которым установлена иными федеральными законами.

Необходимо учитывать, что перечисление ГУПом денежных средств в виде благотворительной и спонсорской помощи попадает под признаки государственной преференции (предоставление федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями отдельным хозяйствующим субъектам преимущества, которое обеспечивает им более выгодные условия деятельности, путем передачи государственного или муниципального имущества, иных объектов гражданских прав (например, деньги) либо путем предоставления имущественных льгот, государственных или муниципальных гарантий). Основным условием предоставления государственной преференции является согласие антимонопольного органа и наличие правового акта о предоставлении преференции. Таким образом, сведения о предоставлении унитарным предприятием денежных средств в виде благотворительной, спонсорской помощи не могут быть отнесены к коммерческой тайне.

PS Судя по ситуации, которая сложилась на ГУП «Сартехинвентаризация», доведенном фактически до банкротного состояния, можно себе представить, что происходит на других предприятиях, учредителем которых является министерство Олега Галкина. Их список весьма обширен - это и АО «Облкоммунэнерго», и тепличное хозяйство АО «Волга», и другие. Пока, к сожалению, их финансово-хозяйственная деятельность остается вне поля зрения надзорных органов, поэтому ЦЖР «Медиаликс 64» обязательно восполнит данное упущение.